Язык обвинений

День знаний 1 сентября во Львове

Президент Украины Петр Порошенко подписал принятый 5 сентября Верховной Радой закон "Об образовании". Он, в частности, предполагает, что через три года украинское образование станет полностью украиноязычным. Это положение реформы раскритиковали многие соседи Украины. В частности, правительство Венгрии уже грозит блокировать процесс сближения Украины с Евросоюзом. В Киеве, однако, не исключают, что решением языковой проблемы могут стать компромиссные двусторонние соглашения с соседями.

Подписав закон "Об образовании", президент Порошенко заявил, что Украина "демонстрировала и в дальнейшем будет демонстрировать такое отношение к правам национальных меньшинств, которое соответствует ее международным обязательствам". Вступившая в силу реформа системы образования предполагает, что языки национальных меньшинств, в том числе русский, школьники будут изучать только в младших классах. Но уже с 1 сентября 2020 года этой нормы не будет и украинское образование станет на 100 процентов украиноязычным. Это положение реформы осудили Венгрия, Болгария, Румыния, Польша, Молдавия и Россия. На языках национальных меньшинств сейчас обучаются примерно 400 тысяч детей в 735 учебных заведениях Украины.

Еще в конце марта этого года Виктор Орбан и Петр Порошенко демонстрировали всяческое дружелюбие
Еще в конце марта этого года Виктор Орбан и Петр Порошенко демонстрировали всяческое дружелюбие

Из-за украинской реформы, нарушающей права нацменьшинств, отменил планировавшийся в октябре визит в Киев президент Румынии Клаус Йоханнис. А в Будапеште в ответ на подписание Порошенко закона "Об образовании" заявили, что отныне 150 тысяч этнических венгров Закарпатья не смогут учиться на родном языке, и пригрозили блокировать сближение Украины с Евросоюзом. Заместитель главы администрации президента Украины Константин Елисеев в эфире Украинской службы Радио Свобода назвал это заявление венгерской стороны "истерическим". Елисеев связывает такую позицию Будапешта с предстоящими в будущем году парламентскими выборами в Венгрии, а также с тем, что эта страна пытается таким образом отвлечь внимание от ее собственных проблем в отношениях с Евросоюзом.

О набирающем обороты "языковом кризисе" рассуждает руководитель киевского Центра политических исследований "Пента" Владимир Фесенко:

Это дипломатический кризис, может быть, самый серьезный за последние годы между Украиной и этими странами

– Ситуация с Венгрией и Румынией – это фактически дипломатический кризис, может быть, самый серьезный за последние годы между Украиной и этими странами. Но не думаю, что сейчас это будет иметь какие-то очень негативные и катастрофические последствия. Если бы мы подавали заявку на членство в Евросоюз – тогда, конечно же, да. А так – проблема есть, но надо, во-первых, учитывать, что в Европе специфическое отношение к премьер-министру Венгрии Виктору Орбану. Во-вторых, вроде бы на националистическую позицию украинской власти, отразившуюся в этом законе, он (Виктор Орбан) отвечает еще более националистической позицией. Сейчас мы видим выброс пара и негативных эмоций со стороны тех стран, которые критикуют этот закон. А чем они не удовлетворены? Тем, что фактически в районах с компактным проживанием этнических румын и венгров доминировало образование на их языках. Это привело к ограничению образования на украинском языке. Закон не отменяет образование на национальных языках, и речь не идет о нарушении стандартов ЕС. Наоборот, в законе прописана общепринятая в мире практика, которая действует и в РФ, и в Венгрии, и в Румынии. Чего теперь следует ожидать дальше? Думаю, что через некоторое время и с Будапештом, и с Бухарестом начнутся консультации, а после них стороны договорятся о подписании двухсторонних соглашений, где будут закреплены определенные объемы преподавания на языках нацменьшинств. Главным же языком обучения будет украинский, но параллельно в местах компактного проживания представителей нацменьшинств будут преподавать венгерский, румынский, конечно же, русский языки и, соответственно, литературу на этих языках.

Владимир Фесенко
Владимир Фесенко

– Можно ли утверждать, что языковое положение реформы отменяет принятый со скандалом в период президентства Виктора Януковича в 2012 году закон Кивалова – Колесниченко "Об основах государственной языковой политики", позволявший нацменьшинствам обучение на своих языках в регионах, где численность их представителей составляет не менее 10 процентов населения?

– В образовательной сфере – да. Проблема прежнего закона в том, что он чрезмерно расширил сферу использования языков национальных меньшинств и фактически привел к языковому федерализму. Некоторые политики используют термин "резервации". Это ненормальная ситуация, которая в любой стране вызвала бы напряжение и потенциальные риски. В венгерских районах Закарпатья большинство выпускников школ не знали украинского языка. Они не были интегрированы в украинское общество. И 40 процентов выпускников венгерских школ Закарпатья уезжали получать высшее образование в Венгрию и там оставались жить. А образование они получали за украинские деньги. Получается, что Украина готовит трудовые и демографические ресурсы для соседней страны. Это ненормально. Поэтому языковое положение закона "Об образовании" призвано решить эту проблему, чтобы районы компактного проживания нацменьшинств были постепенно интегрированы в украинское общество, но при этом сохранили национальную самобытность. Да, он ограничивает соответствующие нормы, которые были в законе Кивалова – Колесниченко, но рано или поздно это должно было произойти, – говорит Владимир Фесенко.

На 8 миллионов украинцев в России нет ни одной украинской школы

В Кремле украинский закон об образовании назвали неудачным, а в Госдуме РФ заявили, что он нарушает права русскоязычного населения Украины. Комментируя обеспокоенность по этому поводу российских парламентариев, украинский вице-премьер Вячеслав Кириленко написал в твиттере: "Госдума засуетилась из-за закона об образовании, но ее депутаты забыли сообщить, что на 8 миллионов украинцев в России нет ни одной украинской школы!". Как отмечает политолог Олеся Яхно-Белковская, украинское законодательство в сфере языка гораздо либеральнее, чем в той же России, которая всегда использовала язык как инструмент в своей политике, и в других странах, критикующих языковое положение украинской реформы системы образования:

– Кроме русских, у нас действуют и где-то от 170 до 200 румынских и венгерских школ. В то же время украинских школ в России нет вообще, а в Венгрии и Румынии их очень и очень мало. И Украина может и должна ставить этот вопрос перед соседними странами. Хочу также отметить, что новый закон "Об образовании" не запрещает изучение в частных школах русского, румынского, венгерского и других языков. Речь идет о прекращении через три года государственного финансирования школ, где преподавание всех предметов ведется на языке нацменьшинства, а если кто-то хочет открывать частные школы с обучением на каком-либо языке – закон никоим образом этого не запрещает.

Олеся Яхно
Олеся Яхно

На западе Украины есть школы в местах компактного проживания нацменьшинств, где дети вообще не владеют украинским. Выпускники этих школ не смогут учиться в украинских вузах и быть полностью интегрированными в украинское общество. Речь идет не об ограничении прав нацменьшинств, а о защите украинского языка. И кстати, напомню, что в России в 2005 году был принят закон о защите русского языка, хотя в самой РФ вряд ли ему что-то угрожает. И в этом законе говорится, что для получения гражданами других государств легальной работы в России они должны сдать экзамен на знание русского. Поэтому страны, которые сейчас возмущаются, должны понимать, что украинское законодательство даже после вступления в силу закона "Об образовании" гораздо более либерально.

Между тем директор Института стратегических исследований "Новая Украина" Андрей Ермолаев называет языковую статью закона "Об образовании" мощным инструментом внутриполитической борьбы:

Наши партнеры сталкиваются с двойной моралью и двойными подходами

– Во-первых, языковая норма закона позволила многим политическим силам в Украине позиционироваться в отношении избирателей и, собственно, в отношении государственной власти. Во-вторых, это вызвало серьезный протест со стороны локализованных национально-культурных групп, меньшинств, которые в рамках заявленных реформ самоуправления рассчитывали получить новые возможности от того, что называют культурной автономией, от политики украинского мультикультурализма, который нужен и важен для страны. Оказывается, что с помощью этих законов вместо укрепления прав меньшинств, которые могут реализовываться через местное самоуправление, они столкнулись с ограничением этих прав. И это укрепило то растущее недоверие к политике Украины, с которым мы уже сталкивались в эти годы со стороны наших европейских партнеров. К сожалению, очень часто декларации, связанные с позицией Украины в вопросах развития демократии, реформ, укрепления демократического конституционного строя, остаются лишь декларациями. А на практике наши партнеры сталкиваются с двойной моралью и двойными подходами. И закон "Об образовании" и его языковое положение стали своеобразной лакмусовой бумажкой, – отмечает Андрей Ермолаев.

Уже бьют в набат и представили национальных меньшинств. Так, венгры Украины заявили, что закон "Об образовании" был принят для уничтожения венгерской школьной системы и его реализация приведет к полной ассимиляции и потере национальной идентичности. Украинские СМИ цитируют заместителя главы правления Киевского общества венгров Тибора Томпу, который говорит, что если власти не внесут необходимые коррективы в закон, то Закарпатье может остаться без венгров. "Это в тысячу раз вероятнее, чем какой-то там сепаратизм, приписываемое нам стремление к отделению, крымский вариант здесь вообще неуместно обсуждать. Венгры не россияне. У нас совсем другой менталитет, но мы очень чувствительны к вопросам языка и культуры", – заявил Томпа.

___________________

источник

Поделиться

Комментарии

На данный момент никто не оставил комментариев.